Сергей Эрлих. Антидекабристский спецназ Кремля-3. Н.В. Стариков: «Первая попытка развала России изнутри, осуществленная англосаксами»

Джозеф Г.Пангборн путешествует по Индии

Джозеф Г.Пангборн путешествует по Индии

Наряду с Н.А. Нарочницкой и В.Р. Мединским разоблачением декабристов активно занимается Николай Викторович Стариков. Автор, не имеющий исторического образования, специализируется на создании книг, посвященных многовековому заговору Запада против России[i]. Но писательской деятельностью исторический технолог не ограничивается. Он снимался в «документальных» телевизионных фильмах, «неоднократно выступал в эфире радиостанций», интервью с ним на исторические темы публиковали различные печатные и интернет-издания. Кроме того, он «постоянно выступает на публике, читая лекции по истории»[ii]. Зачастую его представляют аудитории в качестве «историка».

Стариков также известен, как фанат Путина[iii]. Общедоступные биографические сведения об «историке» туманны примерно в той же степени, как и у разведчика-нелегала на заслуженном отдыхе. Поэтому трудно определить, что в его случае было первичным: то ли упорная борьба с историческими врагами России и преданность национальному лидеру конвертировалась в должность коммерческого директора ОАО «Первый каналСанкт-Петербург»[iv], то ли, наоборот, доверие старших товарищей, поставивших экономиста Старикова на немалые финансовые потоки, требует столь интенсивного исторического и политического платежа.

Взгляд самодеятельного историка на декабристов диктуется его концепцией русской истории, которая может быть передана фразеологизмом: «Англичанка гадит»[v]. Островная держава добилась мирового могущества, стравливая геополитических конкурентов между собой, а также подстрекая внутренние мятежи в государствах — потенциальных соперниках[vi]. После разгрома Наполеона, империя Романовых стала главным противником британской короны. В качестве оружия против сильной России был направлен многолетний заговор декабристов: «Декабристы — это, первое в нашей истории, “освободительное” движение, чьи корни зримо уходили за границу. А именно — в Туманный Альбион. А восстание декабристов — это первая попытка развала России изнутри, осуществленная англосаксами»[vii].

Каковы аргументы в пользу того, что восстание 14 декабря было первой попыткой «оранжевой революции» против нашего отечества? В чем конкретно заключается «зримый» британский след движения декабристов?

Автор недоумевает, почему мысли о свержении абсолютизма зародились у образованных дворян именно после Заграничного похода русской армии 1813-1814: «Разве царский деспотизм отсутствовал в России ранее? Куда логичнее было бы свергать монархию, когда французы стояли в Москве!». Но в 1812 году мятеж не случился, прежде всего, потому что коварным британцам в тот момент надо было руками русских победить французов.

Эта логика поражает. Следуя ей, свободолюбивые русские офицеры должны были то ли сражаться на два фронта, то ли становится пособниками захватчиков. Патриоту Старикову невдомек, что люди, которые именовали себя «верными и истинными сынами отечества», не могли принять ни одну из стратегий, навязываемых им гостем из будущего.

Следующую неувязку, «конспиролог» усматривает в необоснованной, на его взгляд, озабоченности декабристов крепостным положением крестьян и самодержавным управлением россиянами. Чего собственно было волноваться? «В то время рабство имело место в общественной жизни практически всех государств». А западные соседи России — монархии Австрии и Пруссии были «такие же абсолютные и неограниченные». Да и во Франции идея республики была дискредитирована ужасами якобинской диктатуры. «Ни в одном государстве мира того времени не было демократии в нашем сегодняшнем его понимании».

Поразительный тезис. Если в западном мире того времени не было демократии в современном смысле, то представителям русского образованного слоя следовало мириться и с крепостным правом в своей стране, и с неограниченной властью самодержца. Следует отметить, что в политическом смысле декабристы никак не ориентировались на абсолютистские режимы Пруссии и Австрии. Вспомним, что в ту пору настоящая Европа начиналась за Рейном (К. Маркс). Их образцами были ограниченные монархии современных им Франции и Англии, а также республиканское устройство США. А «рабство», если под ним понимать юридическое прикрепление крестьян к земле, стало к началу XIX века историческим воспоминанием во многих странах Западной Европы. Во времена декабристов его начали отменять и к востоку от Эльбы. И пример освободителя прусских крестьян барона Штейна (1807 год) всерьез повлиял в частности на декабриста Н.И. Тургенева.

«Историк» Стариков игнорирует подобные соображения и делает вывод: «Желание будущих декабристов изменить государственный строй своей страны после возвращения из Европы в 1815 г. так же иррационально и загадочно, как если бы сталинские капитаны и полковники в 1945 г. захотели установить в СССР законы шариата».Удивительная «шариатская» параллель конституционному «духу времени» декабристов, заставляющая считать, что в сорок пятом СССР одержал в своем крестовом походе победу над сарацинами. Исключив посредством своей железной логики рациональные, с точки зрения интересов российского общества, побуждения декабристов к антиправительственному заговору, автор пытается подсказать читателям из какого конспирологического источника «подул в уши наивных офицеров “свежий ветер перемен”». Для этого он переходит от спекулятивных размышлений на тему: «Кому выгодно?» — к разбору косвенных свидетельств документов.

Прежде всего, мы узнаем, что в голове у декабристов был один ветер. Они были настолько несерьезны, что не сумели выработать единую программу действий. Да и каждый порознь порол чепуху. Ладно бы, безрассудные проекты «бешенного» М.А. Дмитриева-Мамонова. Но и ведущий ум декабристов — П.И. Пестель тоже предлагал в своей «Русской правде» сплошную несуразицу. Чего только стоят его проекты русификации окраин «единой и неразделимой»? А легкомысленный подход к такому сложному вопросу, как освобождение крестьян? Оказывается, «такие мелочи, как сам механизм великого земельного передела, Пестель подробно не описывал». «Отсутствие четко обозначенных правил» являлось залогом гражданской войны «между многомиллионной массой крестьян и тогдашними землевладельцами»[viii].

Непонятно почему «историка» Старикова удивляет «буржуазный национализм» автора «Русской правды». В период строительства европейских наций это было ведущее мировоззрение. Или трудно поверить в русский национализм человека с немецкими корнями? Но это как раз неудивительно. В России «инородцы» часто становились заводилами даже черносотенных движений. Утверждение же о том, что Пестель «подробно не описал» механизм земельной реформы свидетельствует лишь о том, что «историк» не читал академическое издание «Русской правды». Можно спорить, был ли незавершенный проект создания фонда общественных земель реализуем на практике. Но факт, что «механизм великого земельного передела» тщательно продумывался Пестелем, сомнению не подлежит[ix].

Противоположный «Русской правде» в плане федерализма и малоземельного освобождения крестьян проект «Конституции» Никиты Муравьева служит еще одним аргументом в пользу полной «разрухи в головах» дворянских революционеров: «Вот с такими вопиющими противоречиями в целях и средствах и шли декабристы “на площадь”».

При этом исторический технолог допускает распространенную ошибку —отождествляет две «муравьевских» десятины на одну душу мужского пола (одна десятина = 1,092 га) с двадцатью сотками: «Это очень мало, не земельный надел, а, как получали советские люди, — приусадебный участок». Неплохой приусадебный участок в четыре футбольных поля! Другой ляп — утверждение, что по «Конституции» предусматривалась «федерация с правом отделения»[x]. Здесь достаточно сослаться на мнение академика Н.М. Дружинина, посвятившего годы жизни изучению наследия Н.М. Муравьева: «Н. Муравьев очень далек от мысли построить союзное государство на договоре отдельных национальностей. Принципиально он исходит из великодержавной точки зрения: Российская империя смешивает и ассимилирует в своем составе разнообразные подчиненные народности»[xi].

С точки зрения «демократии в нашем сегодняшнем ее понимании», автор критикует конституционные проекты декабристов, за различные ограничения (по полу, имущественному положению, образованию, этническому происхождению) пассивного и активного избирательного права. Вывод из этой ограниченности делается следующий: в таком случае вообще ничего менять не стоило. Либо — всем, либо — никому: «При царе-батюшке все — и русские, и люди других национальностей, были одинаково бесправны, зато обижаться было некому и не на кого»[xii]. Это опять логика советского анекдота: «У меня зарплата — 120. У соседа — 150. Пусть он тоже будет получать 120». Автор забывает, что «Великая хартия вольностей» (1215 год) распространялась только на острие социальной верхушки подданных английского короля. Процесс расширения гражданских прав на Британских островах шел веками. Женщины в Англии впервые участвовали в парламентских выборах только в 1918 году. Проговорка об «одинаковом бесправии», очевидно, отражает интересы тех, кто в приватном порядке умеет договариваться с «царем-батюшкой».

Показав умственное убожество П.И. Пестеля и Н.М. Муравьева, «историк» Стариков переходит к анализу «главного», как он считает, программного документа декабристов: «Именно эта бумага должна была направить Россию в сторону, как сказали бы теперь, демократических перемен». Речь идет о тексте без заголовка, написанном на отдельном листке, который был найден следствием в бумагах С.П. Трубецкого. В его первых строках присутствует фраза: «В Манифесте Сената объявляется». Некоторые исследователи сомневаются в том, что этот документ, получивший в научной литературе название «Манифест Трубецкого», был создан накануне 14 декабря. Известный декабристовед М.М. Сафонов предполагает, что этот лист был вырван неудачливым диктатором из наброска компромиссного конституционного проекта, подготовленного им по случаю объединительных совещаний южных и северных заговорщиков в 1823–1824 годах. В любом случае, нет оснований считать, что, в случае победы декабристов, именно этот текст был бы принят в качестве руководства Временному правлению[xiii].

Разбирая документ неясного происхождения, автор не торопится предъявить свои конспирологические козыри. Для начала он демонстрирует, что и князь Трубецкой был человеком столь же недалеким и лишенным государственного мышления, как и его товарищи — творцы нелепых конституционных проектов. Ведь если бы он действительно был зрелым политическим мыслителем, разве ввел бы тогда в свой «Манифест» пункт об отмене подушных податей и недоимок: «Когда нет налогов — это хорошо. Это просто здорово, только вот непонятно, чем будет наполняться государственный бюджет, ведь далее декабристы пишут — “уничтожение монополий, как то: на соль, на продажу горячего вина и проч.”»[xiv].

Непонятно почему отмена подушных податей, означает тотальную отмену налогов? Этот крепостнический налог был введен в 1718 году Петром I и означал взимание фиксированных сумм только с представителей податных сословий, прежде всего крестьян. Уже в XVIII веке велись дискуссии о несправедливости и неэффективности такого налогообложения, о необходимости заменить его подоходным налогом. В «Манифесте» объявлялось «равенство всех сословий пред Законом». С этой точки зрения было логичным отменить налог, порожденный сословным неравенством. О том, что речь о тотальной отмене налогов не идет, свидетельствует пункт, позволяющий «всякому гражданину» торговать «оптом и в разницу, платя установленные повинности для торгов».

Говоря об отмене монополий на спиртное и соль, «историк» Стариков почему-то обрывает цитату посреди предложения. В «Манифесте» далее говорится: «…и потому учреждение свободного винокурения и добывания соли, с уплатою за промышленность с количества добывания соли и водки». Следовательно, здесь, как и в случае подушной подати, речь идет о переходе от феодальных «монополий» к свободной конкуренции, где налогообложение устанавливается, в соответствии с буржуазными принципами, «с количества добывания», т.е. пропорционально доходам.

Но момент истины «Манифеста», по мнению господина Старикова, заключается не в пунктах о соли и водке, и уж тем более не в «уничтожении права собственности, распространяющейся на людей». Все демократические свободы провозглашались, по его мнению, для отвода глаз. В действительности практический смысл имел только пункт шестой из завершающего документ поручения Временному правлению. Пункт этот гласит: «уничтожение постоянной армии»[xv]. Из этих трех слов делаются далеко идущие выводы: «Это отправная точка, это старт в долгом марафоне за уничтожение нашего государства. Все дальнейшие программы народовольцев, эсеров, большевиков и всех прочих “борцов за свободу” ведут свою родословную от этих нескольких листов бумаги, исписанных изящным дворянским почерком. Уничтожение постоянной армии!!! Вдумайтесь — распустить вооруженные силы хотят образованные военные! Но зачем? <…> Не будем задавать пустых вопросов. Уничтожение русской армии необходимо тому, кто готовится схватиться с Российской империей в смертельной борьбе. То есть нашим геополитическим соперникам!»[xvi]

По поводу этого центрального для обвинения декабристов в пособничестве внешним врагам России вывода можно сказать, что автор безосновательно приписывает синтагме «уничтожение постоянной армии», содержащейся в документе Трубецкого, смысл «уничтожение русской армии». Рассмотрение текста «Манифеста» дает ясное представление о том, что речи о роспуске армии даже быть не может[xvii]. Иначе в нем не было бы пунктов: «дворянин, купец, мещанин, крестьянин все равно имеют право вступать в воинскую и гражданскую службу, и в духовное звание». Какая может быть воинская служба, если армию предусматривается уничтожить? А для чего в стране без армии объявлять «убавление срока службы военной для нижних чинов»?

Если мы не будем априорно считать полковника Трубецкого либо недоумком, либо агентом зарубежных спецслужб, то, исходя из приведенных свидетельств, нам стоит задуматься о том, какой смысл вкладывался декабристом в понятие «постоянная армия». Этот смысл выясняется из пункта «Манифеста», предписывающего «уничтожение рекрутства и военных поселений». Можно, с большими основаниями, чем имеются у «историка» Старикова для вывода о планах декабристов уничтожить русскую армию, предположить, что под «постоянной» понималась армия, комплектуемая по феодальному принципу практически пожизненной службы. Предусмотренное «Манифестом» «уравнение воинской повинности между всеми сословиями» указывает на необходимость перехода к одному из буржуазных методов комплектования вооруженных сил — обязательной срочной службе[xviii]. А «право вступать в воинскую службу» представителям всех сословий можно рассматривать, как дополнительный способ комплектации армии на добровольной основе.

Свой парадоксальный тезис о заговоре русских офицеров против русской армии господин Стариков тиражирует и в своих книгах, и во всех видах СМИ[xix]. Он ему дорог не в качестве антикварной сенсации. Это — вывод «прямого действия», который настойчиво проецируется из глубин исторической памяти в наши дни. Любой, кто заговаривает о переходе к профессиональной армии и модернизации секретных служб — является («ну прямо прямые цитаты из 1825 года!»[xx]) духовным наследником предателей-декабристов.

Продолжая разоблачать козни декабристов «историк» Стариков утверждает, что «Манифест», обнаруженный в бумагах Трубецкого, был навязан ему «неким таинственным диктатором». Следовательно, декабристы были игрушкой в руках неизвестных и, разумеется, зарубежных сил. Агенты этих сил действовали 14 декабря и помимо мятежных офицеров: «Как следует из докладов оставшихся верными Николаю военных, на площади были замечены неизвестные, раздававшие простолюдинам деньги и водку». Автор задает очередной риторичесий вопрос: «Так кто же раздавал спиртное и деньги, если этого не делали сами декабристы? Ответа на этот вопрос у историков нет»[xxi].

Ответа у историков нет по одной причине: судя по имеющимся источникам, такой проблемы не существует. У следствия были сведения о том, что «в рядах возмутителей», т.е. вовсе не среди «простолюдинов», были «два генерала с звездами: один военный, а другой статский», и военный генерал «раздавал деньги солдатам»[xxii]. Мы видим, что речь шла о раздаче денег рядовому составу мятежных подразделений. Следовательно, у следствия не было даже подозрений о том, что эти два генерала мужиков поили, или точнее давали денег на вино «простолюдинам», которые собрались на площади.

Благодаря показаниям декабристов выяснилось, что «штатским генералом», какое-то время находившимся в рядах восставших, был отставной статский советник О.В. Горский. Александр Бестужев даже предлагал чиновнику с «густыми эполетами» возглавить восставших. Этот колоритный персонаж в то время находился под следствием по делу о недостатке вина в Кавказской казенной палате. Его решение примкнуть к мятежу понятно: революция все спишет. Этот опрометчивый поступок стоил Горскому ссылки в Сибирь, но в раздаче денег на площади его никто и не подозревал.

В результате расследования выяснилось, что никакого «военного генерала» среди восставших 14 декабря не было. Как обнаружилось, деньги на вино для солдат в размере ста рублей выделил коллежский секретарь М.Н. Глебов. Сумма по тем временам не малая, но для наследника имения в 700 душ — не потрясающая воображение. Следствие удовлетворилось человеколюбивым объяснением Глебова («Деньги эти собственно мои; никаких особенных целей не имел, а дал просто по увлечению, видя, что солдаты грелись»)[xxiii], а Верховный уголовный суд приговорил его за неуместный гуманизм к десяти годам каторжных работ в Сибири.

Очевидно, что утверждение о коварных агентах, подстрекавших «простолюдинов» к оранжевой революции, является еще одним примером передергивания данных источников.

Едва ли не каждое упоминание «декабристских» источников о деньгах наводит конспиролога Старикова на мысль, что денежки эти получены путем «шакаления» у иностранных посольств. Так изученные известным декабристоведом О.И. Киянской факты махинаций П.И. Пестеля с казенными средствами подводят борца с мировой закулисой к «конспиро-логичному» выводу: «Пестель <…>, говорят, <…> тратил деньги казенные, но это большой вопрос, потому что никто не считал, сколько он тратил. И под видом казенных денег он мог тратить деньги не совсем казенные, на подкуп офицеров и так далее»[xxiv]. «Не совсем казенные» для тех, кто, разумеется, понимает, — это деньги из того же секретного фонда, через который впоследствии получал финансирование Джеймс Бонд[xxv].

Еще одно «денежное» доказательство в пользу того, что декабристы были английскими агентами, он видит в планах каторжников «сибирских руд» бежать в Америку. Ведь из Америки «они могли перебраться и в Англию, которая уже тогда была прибежищем политэмигрантов». Для английских агентов такой маршрут выглядит весьма вероятным. Для побега нужны были большие деньги. Историк Стариков сомневается, что необходимые средства могли предоставить «богатые родственники»: «Байки о богатых родственниках нужно воспринимать очень и очень скептически»[xxvi]. Действительно, зачем затруднять родственников, когда у «шпионов» есть возможность прибегнуть к зарубежным источникам финансирования? Автор в очередной раз демонстрирует чудеса «мифо-логики»: вначале допускает, что декабристы — «английские агенты», а потом, исходя из этого априорного заключения, доказывает, что они стремились попасть в Англию на английские же деньги.

Среди либо умозрительных, либо основанных на передергивании данных источников предположений «историка» Старикова о связях «истинных и верных сынов» с геополитическими противниками своего отечества есть документальное свидетельство, на первый взгляд прямо указывающее на «зарубежный след». В письме Константину от 4 января 1826 года император Николай утверждает: «Дело становится все более и более серьезным вследствие своих разветвлений за границей и особенно потому, что все, здесь происходившее, по-видимому, только следствия или скорее плоды заграничных влияний»[xxvii]. Поскольку в подтверждение своих слов император ссылается на показания П.И. Пестеля, то непредвзятому исследователю в поисках более определенных данных о «разветвлениях за границей» и «заграничных влияниях» следует обратиться к следственному делу руководителя южных декабристов.

Рассказывая, без каких-либо «наводящих» вопросов, т.е. по собственной инициативе, о предварительных переговорах с представителями польских сепаратистов А.С. Яблоновским и А.С. Гродецким, П.И. Пестель сообщает, что «оные мне говорили, что общество их в сношении с обществами прусским, венгерским, италианским, и даже в сношении с англинским провительством от коего получали деньги»[xxviii]. Это признание потенциальных союзников повлекло требование русского революционера: «Уведомлять им нас о всех своих сношениях с прочими тайными cоюзами в Европе и с Англиею и никаких обязательств ни с кем не заключать без предварительного нашего согласия»[xxix].

«Показания, которые <…> дал Пестель» встревожили верховного следователя и он потребовал уточнений. Руководитель южных декабристов добавил к прежним показаниям: «Князь Яблоновской тут предложил нам ввести нас в прямое сношение с Германским обществом; на что я ему сказал что сего не нужно, что сношения с Германиею могут происходить чрез Польшу ибо Германия от нас далека»; «Тот же самый Князь Яблоновской мне сказывал что Польское общество находится в сношении с Англиею, от туда деньги получает и что им также оружие обещают»[xxx].

Обыски, проведенные по «наводкам» Пестеля и его не менее разговорчивых товарищей, в частности на квартире одного из руководителей польских сепаратистов генерала К.И. Княжевича, предоставили доказательства «самой обширной переписки, даже с Англией, что подтверждается расписками английского консула в Лейпциге»[xxxi].

Очевидно, что в источниках речь идет о зарубежных контактах представителей польского Патриотического общества. Также бесспорно, что Пестель хотел, чтобы «все» эти сношения не протекали за спиной у декабристов. В этом можно усмотреть стремление русского революционера не попасть по вине неразборчивых в международных связях потенциальных польских союзников в неприемлемое с точки зрения национальных интересов положение. Можно даже предположить, что опасение того, что поляки смогут втайне от декабристов заключать соглашения с геополитическими соперниками России стало для убежденного русского патриота препятствием к созданию русского-польского антиправительственного союза.

Трансформация показаний Пестеля в письме Николая Павловича доказывает, что российская власть всегда рассматривала оппозицию, как порождение внешних сил. Несмотря на такую установку, усердные разыскания николаевских следователей не обнаружили зарубежного «следа» в деятельности русских заговорщиков. Учитывая поразительную разговорчивость подследственных декабристов, трудно полагать, что они могли бы умолчать о сотрудничестве с агентами геополитического противника[xxxii].

«Историк» Стариков погрузился в изучение давно опубликованных следственных дел декабристов и обнаружил еще два свидетельства контактов польских сепаратистов с английским правительством[xxxiii]. Одно из них принадлежит М.П. Бестужеву: «От Гродецкого узнал я, что Англия поддерживала тайно их Общество и обещала им значительную денежную помощь; что козни этой державы направлялись в особенности против России и она искала возможности вовлечь в восстание провинции, отошедшие к России по второму разделу Польши»[xxxiv]. М.И. Муравьев-Апостол дал показание, что один из польских оппозиционеров П.И. Мошинский сообщил его брату Сергею: «Когда лорд Странгфорт ехал из Петербурга он виделся в Дрездене с Генералом Князевичем и что он ему сказал что коль скоро Польша начнет что-нибудь против России то Англия ей поможет деньгами»[xxxv].

Мы видим, что Сергей Иванович Муравьев-Апостол и его молодой друг Бестужев-Рюмин, наряду с Пестелем вступавшие в переговоры с польскими сепаратистами, также являлись источником сведений о контактах поляков с английским правительством. Очевидно, что их информация во многом дублирует свидетельства Пестеля. Кроме того выражение М.П. Бестужева-Рюмина: «козни этой державы направлялись в особенности против России» — не оставляет сомнений в отношении русских заговорщиков к действиям английских эмиссаров. Делать отсюда вывод о том, что декабристы то ли напрямую, то ли через посредничество поляков работали на англичан, т.е. против интересов своей страны: «Все это должно было быть синхронно: в Польше Англия дает деньги, здесь наши вот первые либералы пытаются начать заваруху», — означает тенденциозно искажать источники[xxxvi].

Учитывая склонность к сомнительным сделкам таких руководителей тайных обществ, как, например, П.И. Пестель и К.Ф. Рылеев, можно, конечно, теоретически допустить, что в руки исследователей со временем попадут документы, которые перевернут наши сегодняшние представления о зарубежных связях декабристов. Но, чтобы их обнаружить (или не обнаружить по причине отсутствия) нужно напряженно работать в архивах. Пока нет документа — нет проблемы. На деятелей прошлого также должна распространяться презумпция невиновности. Особенно с учетом того, что известные на сегодня документы, в частности показания декабристов о контактах польских заговорщиков с английскими агентами, свидетельствуют, что «истинные и верные сыны отечества» отрицательно относились к возможности сотрудничества с представителями геополитического противника.

 

Конспирологическая интерпретация «историка» Старикова свидетельствует о том, что ему в действительности безразлично, как это было на самом деле. Его цель — доказать при помощи либо умозрительных предположений, либо передернутых свидетельств, что русские революционеры, начиная с декабристов, «шакалили» у иностранных посольств. О его пренебрежении к истории свидетельствуют многочисленные фактические ошибки, в том числе и в пределах школьной программы. Присяга императору Николаю I, по мнению Старикова была назначена «на 25 декабря 1825 года»[xxxvii]. Оказывается, «император отправляет к мятежникам генерал-губернатора Милорадовича» лишь после того, как захлебнулись «показательные атаки» конногвардейцев, встреченных подлой стрельбой «на поражение»[xxxviii]. А в качестве способа исполнения смертного приговора пяти декабристам был выбран расстрел[xxxix].

Стариковский «мем»: «уничтожение постоянной армии» декабристами – овладевает не только народными массами, но и, к стыду ученой корпорации, включается в картину мира некоторых наших коллег. Свежий пример, «декабристовИдение» Павла Кузенкова– историка-византиниста, доцента МГУ, «научного руководителя» помпезной выставки «Православная Русь. Романовы». На вопрос корреспондента не слишком научной «Экспертизы», шокированного тем, что декабристы, вместе с «ворами» из народа (в некоторых отношениях дворянские революционеры, оказывается, не так уж страшно от него далеки) Разиным и Пугачевым, объявлены организаторами экспозиции «врагами России», серьезный ученый отвечает анекдотом о жене-Конституции. Тем самым в суд истории переносится практика советской юстиции, дававшей «срока огромные» за анекдот о грустном еврее, севшем по 58-й статье после чтения правильных стихов с неправильными интонациями.

«Научный руководитель» торжественного явления народу путинского извода уваровской триады не ограничивается шуткой затертого кремлевской пропагандой исторического юмора. Он приводит дополнительный, с его точки зрения неоспоримый, аргумент в пользу тезиса «декабристы – враги России»: «Берем проект манифеста несостоявшегося “диктатора” декабристов Сергея Трубецкого, читаем под пунктом шесть: “Упразднение постоянной армии”. Что это значило бы для России, нетрудно представить. Потом эти же черты проявятся у народовольцев, у революционеров начала двадцатого века: обман и авантюризм. <…> Неудивительно, что такие “антисистемные” движения всегда пользовались благосклонностью и щедрой поддержкой со стороны политических конкурентов России». В связи с тем, что господам присяжным заседателям исторического суда над декабристами лучше один раз увидеть, неопровержимая улика синтагмы «Уничтожение постоянной армии» заботливо обведена «красной нитью» фотошопа в факсимильном воспроизведении фрагмента т.н. «Манифеста», который редакторы «Экспертизы» поместили рядом с «декабристским» пассажем интервью Кузенкова.

Мы видим, что идеологема трех революционных поколений внутренних «врагов России» и их духовных наследников из нынешней «антисистемной» оппозиции («Декабристы — первые на этом пути, затем был “разбуженный” Герцен и так далее, вплоть до нынешних “несогласных”»)[xl], которые щедро финансировались врагами внешними, покоится на скользком ките фальсификации, тиражируемой во всех видах СМИ господином Стариковым. Ложь, повторенная тысячу раз историком в штатском, становится правдой не только для «табула-разовых» зрителей федеральных каналов, но и для начитанного профессионального историка.

Можно полагать, что византинист Павел Кузенков, разрабатывая «научную» концепцию выставки, настолько положился на «декабристоведа» Старикова, что текста т.н. «Манифеста» Трубецкого, за исключением  неточно процитированного им «шестого вопроса», не читал. В противном случае историк, работающий с витиеватыми византийскими источниками не смог бы, не покривив душой, основывать свою православно-монархическую концепцию российского революционного движения на конспирологическом «исследовании» «Манифеста».

Пропагандистская реальность уже превосходит самые кафкианские предположения. Пока «серьезные историки» дробят гранит науки в ведомственных малотиражках, «историки в штатском», через СМИ миллионного охвата, формируют историческую память нации в выгодном режиму образе осажденной крепости, которую необходимо перевести на военное положение. Мои ученые коллеги не раз, брезгливо поджав губы, заявляли, что профессиональному историку негоже унижаться до опровержений историков-дилетантов, и докторов наук сомнительной репутации. Казус Кузенкова свидетельствует, о последствиях подобной корпоративной стратегии. Бесстрастный взгляд на окружающий мир, приводит к тому, что мир пропаганды зачумляет башню из слоновой кости своими низменными пристрастиями. Отсутствие опасения влипнуть в стариковскую «историю» позволяет считать, что «научный руководитель» пропагандистской выставки решил порвать с непрестижным «саном» ученого и податься на (нельзя сказать «вольные», скорее – обильные) пропагандистские хлеба. Такой выбор – личное дело гражданина Кузенкова. Но сохранение им вместе с новым жизненным поприщем звания доцента МГУ не может не характеризовать моральный облик научной корпорации, которая мирится с многочисленными коллегами-«совместителями». Примирение профессиональных историков с гнусной пропагандистской действительностью не означает, что режим собирается мириться с ними. Обременительная для экономики «трубы» наука – это Карфаген, который, при полном на сегодняшний день непротивлении научной стороны, обязательно будет уничтожен. Так и будем помалкивать, глядя на «уничтожение постоянной армии» исторической науки?

Нелепые ошибки «историков» – кремлевских пропагандистов свидетельствует, что история служит им средством достижения политических целей. Прошлое для них всего лишь иллюстративный материал нехитрого тезиса о том, что любые требования общественных преобразований в реальности являются происками врагов России, преследующих цели ее ослабления, расчленения и покорения. Только верховная власть является выразителем истинных национальных интересов. Для исторического обеспечения этого тезиса декабристы, вместе с остальными бунтовщиками, должны быть перемещены в число антигероев русской истории. Чем указанные офицеры исторического спецназа старательно занимаются.

 

[i] Справочник книг // Николай Стариков. Б.д. URL:http://nstarikov.ru/books/1549#more-1549.

[ii] Автор // Николай Стариков. Б.д. URL:http://nstarikov.ru/books/1549#more-1549.

[iii] Николай Стариков: Путин должен остаться  // Наши. 2010. 17 марта.URL: http://www.nashi.su/news/30568.

[iv] Контакты // Первый канал Санкт-Петербург. Б.д. URL: http://www.1tvspb.ru/contacts.htm

[v] Ср.: «Для тех, кто <…> знаком с концепцией Старикова, вывод прост: “Англичанка гадит”. Для тех, кто не знаком ни с “англичанкой”, ни с предыдущей книгой, все еще проще: раз есть враг внутренний, то где-то поблизости затаился и враг внешний» (Кошелкин Л. Недетские книжки// БелГазета. 2007. 12 декабря. URL:http://old.belgazeta.by/20071217.50/460325131/). «Некоторые мысли писателя с трудом могут уложиться в сознание обывателя: например, что многие русские цари, равно как и последующие советские политики, вплоть до Сталина были убиты англосаксонскими спецслужбами, которые ведут против России целенаправленную войну чуть ли не 500 лет. А декабристы вовсе не были одержимы благими идеями, но также действовали по указке “мирового закулисья”. Тема “закулисья” и “англосаксов” вообще проходит красной линией через все творчество Старикова» (Публицист Николай Стариков встретился с псковскими почитателями // ПАИ. 2010. 10 декабря. URL:http://informpskov.ru/society/70982.html). Один из читателей иронически предлагает бдительному конспирологу не ограничиваться декабристами и революционными поколениями их последователей. Он предлагает вывести на чистую воду всех английских агентов из самых отдаленных эпох русской истории: «В своих разоблачениях “гадящей англичанки” Н.Стариков дошёл и до декабристов. С интересом буду ждать дальнейших сюжетов. “Англия и Куликовская битва”, “Иван Грозный – тайный засланец Лондона”, “Татаро-монголам за взятие Казани платили фунтами”, “Найденная в Новгороде берестяная грамота подтверждает, что Гостомысл был агентом МИ-6″» (См. комментарий allin777. 2009. 27 июля: Стариков Н. Декабристы – террористы. 2009. 26 июля. URL:http://nstarikov.livejournal.com/40330.html).

[vi] Создавая видимость гражданской свободы, коварные британцы, по Старикову, эффективно обезоруживают собственных смутьянов: «Вы когда-нибудь слышали, чтобы революционеры боролись против английской монархии?», — риторически вопрошает автор, позабывший об «Ирландской революционной армии» (Стариков Н.В. Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II. М.: Яуза, Эксмо, 2007. 320 с. URL:http://readr.ru/nikolay-starikov-predannaya-rossiya-nashi-soyuzniki-ot-borisa-godunova-do-nikolaya-ii.html?page=1).

[vii] Стариков Н. Декабристы — террористы. 2009. 26 июля. URL: http://nstarikov.livejournal.com/40330.html.

[viii] Стариков Н.В. Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»:

Питер; СПб; 2010.288 с. URL: http://www.docme.ru/doc/16786/nikolaj-starikov-«kto-finansiruet-razval-rossii.-ot-…

[ix] См.: Восстание декабристов. Т. VII. М.: Госполитиздат, 1958. С. 182-187.

[x]Стариков Н.В. Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»:

Питер; СПб; 2010.288 с. URL: http://www.docme.ru/doc/16786/nikolaj-starikov-«kto-finansiruet-razval-rossii.-ot-…

[xi] Дружинин Н.М. Декабрист Никита Муравьев // Дружинин Н.М. Избранные труды: Революционное движение в России в XIX веке. Т. 1. М.: Наука, 1985. С. 151.

[xii]Стариков Н.В. Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»:

Питер; СПб; 2010.288 с. URL: http://www.docme.ru/doc/16786/nikolaj-starikov-«kto-finansiruet-razval-rossii.-ot-…

[xiii] Сафонов М.М. Манифест к русскому народу // X Декабриcтськi читання. Киiв, С. 88-90; Сафонов М.М. Ложь и правда о 14 декабря 1825 года // Н.А. Троицкому — к юбилею. Сб. статей. Под ред. С.А. Мезина. Саратов. 2011. С. 149-160. Ср. мнение Я.А. Гордина, высказанное в споре с конспирологом Стариковым: «И манифест Трубецкого <…>, не очень понятно, когда он был написан, и чем дальше, тем больше он у меня вызывает сомнений. Во-первых, это не манифест всех декабристских, так сказать, организаций, и даже вряд ли выражал установки всего “Северного общества”». (От декабристов до большевиков: Яков Гордин и Николай Стариков обсуждают в гостях у Виктора Резункова, кто и как стремился развалить Россию // Радио Свобода. 2010. 26 октября. URL: http://www.svobodanews.ru/content/transcript/2203185.html).

[xiv] Стариков Н.В. Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»:

Питер; СПб; 2010.288 с. URL: http://www.docme.ru/doc/16786/nikolaj-starikov-«kto-finansiruet-razval-rossii.-ot-…

[xv] Восстание декабристов. Т. I. М.; Л: Государственное издательство, 1925. С. 106-107.

[xvi] Стариков Н.В. Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»:

Питер; СПб; 2010. 288 с. URL: http://www.docme.ru/doc/16786/nikolaj-starikov-«kto-finansiruet-razval-rossii.-ot-…

[xvii] Восстание декабристов. Т. I. М.; Л: Государственное издательство, 1925. С. 106-107.

[xviii] Ср. мнение Я.А. Гордина: «Не имелось ли в виду уничтожение, ликвидаций той системы армии по рекрутским наборам» (От декабристов до большевиков: Яков Гордин и Николай Стариков обсуждают в гостях у Виктора Резункова, кто и как стремился развалить Россию // Радио Свобода. 2010. 26 октября. URL: http://www.svobodanews.ru/content/transcript/2203185.html).

[xix] Стариков Н.В. Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II. М.: Яуза, Эксмо, 2007. 320 с. URL:http://readr.ru/nikolay-starikov-predannaya-rossiya-nashi-soyuzniki-ot-borisa-godunova-do-nikolaya-ii.html?page=1; 200 лет вместе с Западом. Роль Англии и США в организации революций и переворотов в России // Финам FM. 2009. 24 марта.URL:http://finam.fm/archive-view/872/; От декабристов до террористов. 2010. 11 февраля. URL: http://rutube.ru/tracks/2923344.html; От декабристов до большевиков: Яков Гордин и Николай Стариков обсуждают в гостях у Виктора Резункова, кто и как стремился развалить Россию // Радио Свобода. 2010. 26 октября. URL: http://www.svobodanews.ru/content/transcript/2203185.html; Кафтан Л. Восстанием декабристов руководила заграница? // Комсомольская правда. 2010. 16 декабря. URL:http://kp.ru/daily/24609.3/778204/.

[xx]Сергей. Уничтожение армии сегодняшними «демократами» // Николай Стариков.2011. 19 ноября. URL:http://nstarikov.ru/club/13302.

[xxi] Стариков Н.В. Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов:

Питер; СПб; 2010.288 с. URL: http://www.docme.ru/doc/16786/nikolaj-starikov-«kto-finansiruet-razval-rossii.-ot-…

[xxii] Восстание декабристов. Т. I. М.; Л: Государственное издательство, 1925. С. 228.

[xxiii] Восстание декабристов. Т. XV. М.: Наука, 1979. С. 220.

[xxiv] 200 лет вместе с Западом. Роль Англии и США в организации революций и переворотов в России // Финам FM. 2009. 24 марта.URL:http://finam.fm/archive-view/872/

[xxv] Ср. мнение рецензента из либерального «толстого журнала»: «Всей своей книгой Н. Стариков доказывает, что все революционные организации в России вот уже почти два столетия финансировались и пестовались спецслужбами соперничающих с Россией стран. <…> Что революций без денег не бывает, почти ежедневно доказывает наша современная реальность» (Зиновьева Е. Рец.: Николай Стариков. Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов. СПб.: Питер, 2012. — 288с.: ил. // Нева. 2013. № 11. URL: http://magazines.russ.ru/neva/2013/11/15z.html).

[xxvi] Стариков Н. Декабристы собирались бежать в Англию // Николай Стариков. 2010. 17 декабря. URL:http://nstarikov.livejournal.com/191541.html.

[xxvii] Междуцарствие 1825 года и восстание 14 декабря в переписке членов царской семьи. Подготовил к печати Б.Е. Сыроечковский. М.;Л: Государственное издательство, 1926. С. 173-174.

[xxviii] Восстание декабристов. Т. IV. М.; Л: Государственное издательство, 1927. С. 79.

[xxix] Восстание декабристов. Т. IV. М.; Л: Государственное издательство, 1927. С. 84-85.

[xxx] Восстание декабристов. Т. IV. М.; Л: Государственное издательство, 1927. С. 107-108.

[xxxi] Междуцарствие 1825 года и восстание 14 декабря в переписке членов царской семьи. Подготовил к печати Б.Е. Сыроечковский. М.;Л: Государственное издательство, 1926. С. 188.

[xxxii] Ср. мнение Я.А. Гордина: «Действительно, в первые дни Николаю казалось, что это какой-то гигантский заговор, который уходит и за границу, и вглубь, так сказать, российской знати. Следствие этого не выявило. Следствие действительно выявило, и они этого не скрывали, это достаточно известно, что “Южное общество” имело связи с польскими организациями, и обещали, в общем, свободу Польше за поддержку. Но отделение Польши — это еще не разрушение государства, и неизвестно, так сказать, пошло бы это на пользу или во вред. Потому что Польша был такой тяжелой головной болью русского правительства и русского государства в течение, как мы знаем, многих лет. Непрерывные волнения, два масштабных восстания, которые пришлось с большим трудом подавлять, и так далее» (От декабристов до большевиков: Яков Гордин и Николай Стариков обсуждают в гостях у Виктора Резункова, кто и как стремился развалить Россию // Радио Свобода. 2010. 26 октября. URL: http://www.svobodanews.ru/content/transcript/2203185.html).

[xxxiii] От декабристов до большевиков: Яков Гордин и Николай Стариков обсуждают в гостях у Виктора Резункова, кто и как стремился развалить Россию // Радио Свобода. 2010. 26 октября. URL: http://www.svobodanews.ru/content/transcript/2203185.html.

[xxxiv] Восстание декабристов. Т. IX. М.: Наука, Государственное издательство политической литературы. С. 73.

[xxxv] Восстание декабристов. Т. IX. М.: Наука, Государственное издательство политической литературы. С. 232.

[xxxvi] От декабристов до большевиков: Яков Гордин и Николай Стариков обсуждают в гостях у Виктора Резункова, кто и как стремился развалить Россию // Радио Свобода. 2010. 26 октября. URL: http://www.svobodanews.ru/content/transcript/2203185.html. Следует согласиться с репликой Я.А. Гордина: «Когда речь идет об Англии, то, как вы говорите, имеется в виду Польша. Действительно, Польша была ориентирована своих устремлениях из России и на Францию, и на Англию, на всех, кто мог помочь. Но это Польша, нигде тут не сказано, что декабристы имели прямые конспиративные связи с заграничными правительствами и что те на них как-то специально влияли».

[xxxvii] Стариков Н.В. Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II. М.: Яуза, Эксмо, 2007. 320 с. URL:http://readr.ru/nikolay-starikov-predannaya-rossiya-nashi-soyuzniki-ot-borisa-godunova-do-nikolaya-ii.html?page=1.

[xxxviii]Стариков Н.В. Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов:

Питер; СПб; 2010.288 с. URL: http://www.docme.ru/doc/16786/nikolaj-starikov-«kto-finansiruet-razval-rossii.-ot-…

[xxxix] Кафтан Л. Восстанием декабристов руководила заграница? // Комсомольская правда. 2010. 16 декабря. URL:http://kp.ru/daily/24609.3/778204/ . Историк Борис Соколов свидетельствует: «После саркастических комментариев на форуме в интернет-версии “расстреляли” заменили на “казнили”» (Соколов Б. Опущение восстания // Грани.ру. 2010. 27 декабря URL: http://grani.ru/opinion/sokolov/m.184864.html). Ср. комментарии Ермолов Алексей Игоревич. 2010. 19 декабря: «Да гоните вы в шею этого квазиисторика, свихнувшегося на негативном влиянии англичан во всех событиях в России. <…> Даже дети знают, что лидеров декабристов не расстреляли, а повесили»; Хранитель Времени. 2010. 16 декабря: «Первоначальный вариант статьи вышел в бумажном варианте. Так что расстрел декабристов гуляет по стране нехилым тиражом. <…> Как можно доверять остальному написанному, видя такое? Мои поздравления, плевок в Историю удался» (Кафтан Л. Восстанием декабристов руководила заграница? // Комсомольская правда. 2010. 16 декабря. URL: http://kp.by/daily/forum/article/778204/).

[xl] Краснова В. Романовы: империя верных // Эксперт. № 3. 2014. 3 февраля. URL: http://expert.ru/expert/2014/03/romanovyi-imperiya-vernyih/#.UtzIRdLGxko

Leave a Reply