Александр Морозов — НАМ ПОВЕЗЛО!

Леонид Ротарь. Из серии "До завтра"

Леонид Ротарь. Из серии “До завтра”

Намедни, в живописном месте — на базе научной станции АО ИО РАН «Балтийская Коса», состоялся второй региональный Постинтеллектуальный форум им. Ф.Кафки и Дж.Оруэлла для калининградских журналистов, блогеров, политиков, гражданских активистов и лидеров некоммерческих организаций.

Первым спикером  форума стал Александр Морозов, главный редактор “Русского Журнала” и политический философ. Ниже, сам Александр Морозов приводит тезисы своего выступления.


 

Пять тезисов о том, почему “нам повезло!”

 

У всякой беды и безобразия – а именно это сейчас и случилось с нами – есть и “позитивный результат”. Я думаю, что нам повезло.

Во-первых, потому что происходящее сейчас, действительно, всех нас влечет к тому, чтобы совершенно заново (впервые за 25 постсоветских лет) ответить на вопрос: “кто мы?”. разумеется, Россия не будет в дальнейшем ни “советской”, ни “имперской” – и именно сейчас начинается решаться вопрос: а какой она будет? И мы оказались участниками и современниками этого поворота.

Во-вторых, мы стали свидетелями “антропологического эксперимента” большой мощности. Раньше мы только читали о таком “торжестве идеологии”. Мы знали это только по книгам о раннем фашизме, о “комсомольцах” 30-х гг. Даже люди моего поколения не застали уже этой “машины по производству единства” в действии. А быть свидетелем этого – это огромный экзистенциальный опыт. И мы его сейчас переживаем. Мы каждый день изумляемся, возмущаемся, ищем слова, самоопределяемся – и этого тоже не было больше 25 лет.

В-третьих, еще год назад вопрос о том, что “будет после Путина” носил совершенно абстрактный характер. А сейчас этот вопрос ставится уже иначе. Еще год-два назад “кремленологи”, приезжавшие в Москву, интересовались одним вопрос: “Как вы думаете, кто будет после Путина?”. А сейчас вопрос ставится совсем по-другому: “а кто политически возьмет ответственность на ранней фазе “постфашистского общества”? (как это было в Германии и Италии), кто этот “коллективный де гаспери”, как называются эти силы, где они? и как они будут консолидироваться? а поскольку мы прожили свою жизнь в России, мы ее патриоты, мы собираемся жить и работать здесь и “после путина”, то мы сами и есть часть этого “де гаспери”.

Четвертый мой тезис касается языка. Мы – люди слова, люди пишущие, работающие в языке, изучающие язык. И перед нами разверзлась известная нам по старым книгам ситуация, когда сторонники сегрегации, агрессии и культурного однообразия присваивают себе весь язык ценностей – “гуманизм”, “свобода”, “большинство”, “демократия”, “родина”, “нация” и т.д. – весь вокабуляр универсалистских ценностей присваивается военными преступниками. Слова-перевертыши заполняют пространство речи. А это ставит перед нами – довольно серьезную задачу, редко выпадающую кому в истории – заново произвести ценностную демаркацию. Требуется большая сила ума и интеллектуальная воля, чтобы провести тонкую демаркацию между одними и теми же словами, употребляемыми большим выводком изоляционистов-холистов-полуфашистов-имперцев и этими же словами, которые живут и создают ткань жизни людей в другом ценностном горизонте. Это тяжелая задача, но тем и интереснее.

И пятый мой тезис: в 30-е годы, между двумя войнами, когда люди в массе своей заходили под знамена “холистических мировоззрений”, они не знали еще, чем это может кончится. Это был – первый опыт. Хорошая новость заключена в том, что “путинский turn” 2014 года – он понятен сразу. Его механизмы прозрачны для наблюдателя. Обратите внимание на то, в каких терминах обсуждается этого поворот: “мобилизация”, “внутренняя партия”, “министерство правды”. Возможные опции этого режима, сценарии его дальнейшей эволюции обсуждаются в условиях, когда политическая наука, политическая философия, – да и просто человек, знакомый с историей режимов ХХ века, – хорошо понимают в чем институциональная разница между “персоналистским популистским режимом” а-ля Чавес и агрессивным гегемонистским режимом а-ля Гитлер. Хорошая новость в том, что “сакрализовать” свой режим Кремлю никак не удастся (в отличие от 30-х гг. ХХ века).

Иначе говоря, я думаю, что хотя с нами – я имею в виду российское общество – случилась беда, но на нее надо посмотреть как на испытание, как на вызов, как на опыт, который сделает наше общество гораздо более сильным.

Kafka-Orwell Forum (Кенигсберг, 15 августа 2014)
Оригинал записи можно увидеть/почитать по ссылке

.

 

Leave a Reply