Наталья Горбачёва. Унылая мелодрама

 

От редактора

9 ноября умерла Наталья Горбачёва, один из наиболее ярких авторов современного Калининграда. Она писала стихи и прозу, и, когда мы собирали антологию «Солнечный удар», прислала несколько стихотворений и рассказов. Я взял рассказы. А эти стихотворения – из тех – память о Наталье.

С. Михайлов

 

 

Сны Натальи Николаевны.

Сон первый. Сашка

 

В сон врывается рёв кофемолки.

Разбивается сон на осколки.

Варит кофе мужской элемент.

Я же сна изучаю фрагмент.

Ба, одна из любимейших версий:

Сашка мчит на сиреневом мерсе.

 

Белоснежна и агрессивна,

Как улыбка у Сашки красива!

Целомудренно, просто по-братски

Сашка мне улыбается адски.

Без рефлексий и политеса

Истребить он мечтает Дантеса.

Задавить, и покончено разом.

Чтобы не были Жорке соблазном

Ни Наташкины плечи босые,

Ни Наташкины очи косые.

Но, в барсетке карденовской роясь,

Сашка мыслит: «Гаишник – как совесть.

И не зря он торчит тут железно,

Чёрно-белым махаючи жезлом.

Геккерёнку я вызов пошлю!

Ах, Наташка! Любимая шлю…

Впрочем, что я? Какого рожна?

Закрутилась, малышка… Жана!»

 

Афро-Сашка, бретёр, литератор,

Солнце! Давит акселератор,

С автобана летит в небеса.

Я спросонья таращу глаза

Или, может быть, очи косые.

И, укутавши плечи босые

Полотенцем, а то ли рубашечкой,

Солнцу плачу: «Ах, Сашечка, Сашечка…»

 

 

Пикник на обочине

 

Лабая джаз, в траве сидит кузнечик.

Изображает крупную цикаду.

Кто расчленяет лук на сто колечек.

Кто приобщает мясо к маринаду.

 

А за холмом, укрывшим их от ветра,

Пруд-иегумен лёг в парчовой рясе.

Меж Сашей – Маней – меньше полуметра.

И это очень не по вкусу Васе.

 

Ещё есть время. Но его не много.

Под вермушок кровища закипает.

Уныла мелодрама и убога.

Да ведь иных, пожалуй, не бывает?

 

И, наконец, в руке кинжалом – вилка.

Но брюхо у соперника глобально.

Поэтому – разбитая бутылка.

Розанчик, роза, розочка. Летально.

 

А что ты, Маня, раньше не визжала,

Когда стравила хлопцев гарных этих?

Когда пред Сашей розово лежала,

А Вася газовал, как джип в кювете?

 

А разве ты щадила чувства Веры,

Ходившей с Сашей в феврале и марте?

Что Васе не знакомы полумеры,

Не знала, что ли, в блудовском азарте?

 

Испортила такие посиделки!

Менты уже пакуют всех и вяжут.

Мораль: не надо жрать с чужой тарелки!

Всегда найдутся те, что вас накажут…

 

 

Зомби по имени я

 

Зной матереет, жёлтый – невменяем.

Густеет небо.

Капустница летает баттерфляем.

Застыли немо,

Измучены избытком хлороформа,

Деревья – кучно.

Июльские наращивает формы

Природа тучно.

А я иду, убита ненароком,

Весёлый зомби.

Земным коротким ограничась сроком,

Убийц не помню.

И даже если выпадет минута,

Опять поверю.

Нет, не тебе, а просто так – кому-то,

Другому зверю.

Знай мявкает беременная кошка,

Чтоб покормили.

По брюху судя, ей свезло немножко:

Её любили.

Возможно даже – тот котяра фрачный

(манишка, томность).

Галопом миновал период брачный,

Но – есть, что вспомнить.

 

 

Фарфоровая дама

 

Записочка всего в десяток строчек.

Легко, как зёрна,

Разбрасывает свой весёлый почерк

Она проворно,

Фарфоровая дама в кринолине –

Что роза, пересаженная в кратер.

(В корсете тесно):

 

«Мальчишка Драги нам на клавесине

Наигрывал и пел из «Stabatmater».

Его невеста,

Вы слышали, конечно? Рок-губитель,

Смерть в келье строгой.

Джованни тоже проложил в обитель

Себе дорогу.

Вот думаю: зачем туда он лезет?

Крест вместо шпаги?

Мой маленький маэстро Перголезе,

Баттиста Драги…»

 

 

 

Наталья Горбачёва (1959, Херсон – 2014, Калининград)

Писатель, журналист. Лауреат премии «Вдохновение» и премии издательского дома «Провинция». Книги стихов «Место встреч», «В обнимку с декабрём», сборник рассказов «Сердце моё на закате» (2010). Публикации в журналах, коллективных сборниках и антологиях.

Leave a Reply