27 ноября 2014 г в Доме Лосева доклад Анны Анатольевной Голубковой «В.В. Розанов как первый русский блоггер»

Семинар «Русская философия»: осенняя сессия 2014 года
Дом русского зарубежья им. А. Солженицынаул. Нижняя Радищевская, д. 2
Анна Анатольевна Голубкова (Центр современной литературы)

Иногда кажется, что для ХХ века именно Василий Розанов – писатель, мыслитель – стал «нашим всем», то есть занял в русской культуре примерно то место, которое для XIX века занимает Пушкин. Нет практически ни одного явления в современной русской жизни, к которому нельзя было бы подобрать соответствующую цитату из Розанова. Более того, это будет очень актуальная цитата, потому что многие проблемы столетней давности (например, взаимоотношения РПЦ и общества, власти и общества, коррупция, проблема сохранения частной собственности и пр.) практически в своей первозданности перекочевали из начала ХХ в начало XXI века. Да и сам способ высказывания мыслей у Розанова вполне современен. Феномен общения в социальных сетях появился не так уж давно, но за последние 10 лет, наверное, стало уже общим местом называть именно Розанова первым русским блоггером. При этом интересно также и то, что Василий Розанов не только предугадал жанр поста в соцсетях – короткой, емкой и очень эмоциональной заметки, обращающей на себя внимание и хорошо запоминающейся, но и некоторым образом предвидел технические устройства будущего. Например, под записями из «Уединенного» и «Опавших листьев» часто указываются не только место написания («на извозчике»), но и настроение, и даже то, чем автор занимался в момент появления этой мысли («за набивкой папирос»). Соответственно возникает впечатление, что Розанов размещает свои записи в социальной сети со смартфона или другого мобильного устройства. Пожалуй, именно Розанов первым в русской литературе осознал важность контекста высказывания. Он наглядно показал, что текст не существует отдельно и что для его правильного восприятия важно знать множество дополнительных подробностей – место, время, настроение написания и др. И эта идея тоже опередила свое время и полностью реализовалась уже только в конце ХХ века.

Что касается характерных для Розанова спонтанности и парадоксальности, то как часто бывает и в современных блогах, основной точкой организации этого большого текста является личность автора. Конечно, если читать и сравнивать разные тексты Розанова, то подчас возникает впечатление, что один и тот же человек ведет как бы два блога сразу – один с одними утверждениями, а другой – с прямо им противоположными, потому что одного мнения и одновременно одной жизни такому автору мало и хочется прожить сразу несколько. Но в отношении Розанова это не совсем так. Конечно, когда мы читаем статьи и эссеистику второй половины 1900-х – начала 1910-х годов, то Розанов кажется виртуозным парадоксалистом и амбивалентным мыслителем. Чего только стоят работы 1909 года, посвященные столетию со дня рождения Гоголя. Например, в одной статье цитатой из стихотворения Тютчева Розанов подкрепляет рассуждения о том, что Гоголь разрушил Россию и в частности «эти бедные селенья», а в другой статье говорится о том, что Гоголь своим творчеством, наоборот, «эти бедные селенья» спас и всячески поддержал. Однако это впечатление на самом деле ошибочное. При чтении Розанова нельзя руководствоваться принципом синхронности, здесь не обойтись без диахронического восприятия. Чтобы понять идеи начала 1910-х годов, надо знать самое начало творческого пути Розанова – книгу «О понимании» и статьи первой половины 1890-х годов. При подобном рассмотрении оказывается, что все тексты Розанова выстроены по достаточно жестким принципам и при наличии определенной вариативности есть некие константы, которые не меняются никогда. Их вполне можно назвать ценностями в понимании термина, близком Г. Риккерту. На материале статей Розанова о литературе и его литературной критики таких ценностей обнаружилось семь: индивидуальность, религиозное начало, семья, теория пола, стихия/движение, жизнь/быт, слово/литература. Все они так или иначе проявляются и в эссеистике Розанова, то есть стали чем-то вроде стержневых моментов и для его «блоговых» заметок.

 

Leave a Reply