Наталья Борисова. Скорбное чувствие

Lucien Lévy-Dhurmer_Salomeya

Lucien Lévy-Dhurmer

 

Синяя чашка, часть 2

 

возлюбившая тень дневную птица счастья летит в другом городе

и обратно

слышно как она

шагает в стекло

синее тёмно-синее стекло

синяя птица

в страшном поезде совсем не

страшно

молчать бы всю жизнь невидимо листая Пруста

в чёрных очках

и вжавшись в свой красный шарф

моя медленная птица быстро летит обратно

чай с бергамотом и просто чай

чёрный чай

торопливые затяжки в стекле

в тёмно-синем стекле

шагает в стекло

синее тёмно-синее стекло

синяя птица

её маленькая ручка касается чужого сердца во сне

и невинно смотрит в глаза строгой дамы

а её желание стянуто стонет напротив

правый глаз хочет плакать

но в зоопарке всему своё время и место

то есть каждому – своё в переводе

возлюбившая тень дневную птица счастья летит в другом городе

и обратно

быстро обратно

шагает в стекло

синее тёмно-синее стекло

 

 

супремус 333

 

в Путь к себе иногда заходит девушка

она сладко улыбается её тоже зовут Наташа

она заходит минут на пятнадцать тоже как я курить индийские сигареты

но без чая

я здороваюсь с ней

я говорю ей пока

эта особа меня моложе

думаю ей лет двадцать двадцать пять

она мила

вроде бы организовывает праздники я спросила её – вы пишете?

(зачем я пишу об этом)

да скоро будет аттестация на работе

не прямо завтра но тем не менее

 

 

Путь к себе

 

работник Пути к себе Роман недавно был пьян

угощал меня чаем на халяву пытался говорить за жизнь

правда на следующий день вёл себя как ни в чем не бывало

(в смысле как будто ничего этого не было – ни приставаний ни бесплатного чая)

не знаю что это – мужество или как говорят психологические проблемы

а девушка Наташа подсела за столик

подарила три конфеты Дав с желаниями

я пригласила её на второе заседание чайного клуба в библиотеку

оно состоится скоро

может кто и придет

 

 

Двести лет вперёд

 

Я сажусь за столик в Пути к себе

Зажигаю индийскую сигарету

Память перерезает мне горло

Я не могу устоять

Я содрогаюсь

Я дышу чаем

Чай помоги мне будь бесконечен как яд

Оглянись посмотри из аида

Не ведёт ли Орфей Эвридику

Живую и невредимую

 

 

Адам и Ева

 

вот что за нелепость

 

я представляю под видео Смоки

что мужчина и женщина

назовём их Адам и Ева

слишком долго рассказывать кого я имею в виду

Адам и Ева якобы снова вместе

спустя столько лет разводов детей маленьких и взрослых

они снова вместе а я у них в гостях

читаю стихи прошу чай в синей кружке

впечатлённый Адам угощает меня сигаретой

а Ева возмущена говорит

как и это всё было в твоей жизни Наташа

но ведь ты сидела всю жизнь на шее у родителей

как же ты допустила чтобы в жизни твоей происходили

все эти идиотские вещи

что ты не вышла студенткой замуж за молодого человека

как-то встречалась с женщиной что кончилось плачевно а как иначе

много врала в интернете дымила как паровоз теперь уже нет

редко слава Богу слава Богу

пила много чая и синяя чашка в памяти

связана с тем типом которого били ногами в Роковом влечении

лежала в психушке ну как же Наташа ты тронулась

как это так

 

я так давно не видела Еву

Адама тем паче

и вот я представляю их на Багратиона на диване

кстати сколько им теперь лет

 

скорбное чувствие

 

это неважно

(или это важно)

что глядя в глаза

или глядя на фото в этой прекрасной книге

я обречена чувствовать

нечто чувствовать

неслабым меня бьёт электричеством

даже если не скажу ни слова

даже если ничем себя не выдам

 

 

Наталья Борисова

Родилась в 1980, живёт в Калининграде. Стихи опубликованы в журналах «Балтика» и «Новая реальность».

Leave a Reply