Ирина Максимова. Лъю-бъю

 

[...]

 

Прошлое еще определяется по фотографиям:

на фотографиях запечатлены моменты надежды.

 

Люди идут взявшись за руки,

нам кажется, что они – вместе

или что они – счастливы.

 

Так, на некоторых фотографиях

существует то, чего никогда не было,

и кажется прошлым то,

чего никогда не будет.

 

Эти неудачные фотографии

можно спрятать от будущих жен.

 

Потому что мы все – живые,

и все мы – люди,

и никто нас не бережет.

 

Невидимых друг для друга.

 

 

[…]

 

Время летит, как птица,

которая никогда на землю не садится

и на воду не садится,

и только кажется, будто тень ее

далеко впереди бежит

и по нашим следам идет;

а мы вот где стояли, там и стоим,

и только рты открываем, как рыбы, дышим,

– где оно, папа, море?

 

 

[...]

 

Внезапно

Пришла зима – опять без никого;

И имя возвращается обратно,

И кроме остается ничего.

 

Опять птенец ютится под окном,

Не вовремя зачатый под венец;

Родится сын неправдой, как закон.

Я назову его Мертвец.

 

А после – остается ни о ком;

Стекляшки, ветви истязают луг,

И яблоня склонилась на излом,

И колокольчик ночью берегут.

 

И не затем зачатый под венок

Сквозь снег излом летит нагой птенец –

Когда б я смог, как мальчик, наконец,

Сквозь снег к тебе юрок.

 

 

[...]

 

А даль все ниже, на горизонте

стоит водой.

В ней отражаясь, стоит журавль,

совсем нагой.

 

Вот самолет бумажный и шестикрылый,

как серафим.

Такая осень, о божья маша,

такая синь.

 

Такое время, когда бы он ей,

когда бы ты.

 

Ползет улитка из Лиссабона,

везет цветы.

 

 

[...]

 

Осыпается берег моря,

отвесный склон.

Синеголовник – сухой,

песок – желтый.

Громко кричать

нельзя только в горах,

снег еще тоньше, намного тоньше песка.

Кто же кроме тебя виноват?

 

Вот дрожит в воздухе паутинка

и пахнет хвоей.

Солнечный отблеск

в каплях росы, а ты

как себе представляешь лето?

Соленые воды моря

не избавляют от жажды,

и лица не отмыть от слез.

 

 

[...]

 

И вот, опускаешься в ад.

Шаг первый, и расходится круг,

поднимая со дна

всю исподнюю сущность твою.

 

В этот момент говоришь:

«Это не я, не я.

Это время проходит насквозь и свистит,

это так обжигает

истина-свет, что горю.

 

Так горел бы любой человек», –

утешаюсь.

 

 

[...]

 

Хочется забыть язык,

чтобы заново научиться

одной только фразе:

 

«Как же я тебя люблю».

 

- лъю-бъю -

- лъю-бъю -

- лъю-бъю -

 

 

[...]

 

Ловля космического мяча

не удастся без разбитых коленок.

Кровь вытекает из ран незаметно,

пропитывает землю насквозь.

 

Земля спит, как война.

 

Мазохист не желает смерти.

 

Лопнувшие сосуды в отражении

в зеркале.

 

Звезды нависают гроздьями винограда.

 

 

Ирина Максимова

Родилась в 1980 в Риге. Живёт в Калининграде. Книги стихов «Баблгамы обратно» (2005), «Имя имя» (2014). Стихи и малая проза опубликованы в сборниках и журналах. Организатор Международного литературного фестиваля «Слоwwwо».

Leave a Reply