В. Н. Брюшинкин. О превосходстве женской логики

Доктор философских наук профессор Владимир Никифорович Брюшинкин

Доктор философских наук профессор Владимир Никифорович Брюшинкин (26 декабря 1953 — 7 июня 2012) — российский философ, специалист по логике, переводчик философской литературы, доктор философских наук, профессор.

Впервые опубликовано: Квадрат. Калининград. 1998. № 3. С. 30-33.

Как получилось, что женщины и мужчины такие разные? Говорят, что это – два разных народа, пришедшие на Землю с различных планет. Почему женщины и мужчины так схожи? Говорят, что когда-то существовало единое – двухголовое и четырехногое – существо, которое было таким могучим, что боги, испугавшись, разделили его на две половинки – женскую и мужскую. Противоположность и единство – две крайности, которые делают диалог между этими народами необходимым и трудным. Трудно понять друг друга, если вы с разных планет, трудно понять, даже если вы разные половинки одного и того же существа. Тем уместнее диалог между двумя этими земными народами – женщинами и мужчинами.
Диалог – место, где встречаются две логики. Мужчины захватили себе обычную формальную логику и, кичась своим превосходством, нарекли логику другого народа «женскою». Слушая разговоры женщин, мужчины высокомерно улыбаются и говорят: «А, это – женская логика», как будто женщина и логика – «две вещи несовместные». Женщины при этом внутренне улыбаются, следя за забавным мужским самомнением.
Итак, диалоги.
Случай 1. Представьте себе следующие две ситуации, происходящие в средоточии дома и одновременно царстве Женщины – на кухне.
Ситуация 1.
Женщина: «Возьми-ка это, поставь на то и положи туда».
Другая Женщина: «Хорошо, дорогая. Там оно будет на месте.»
Ситуация 2.
Женщина: «Возьми-ка это, поставь на то и положи туда».
Мужчина: «Подожди, что «это»?
Женщина: «Да, вот ту штуку и побыстрее».
Мужчина (желая понять о чем идет речь): «Ничего не понял. Скажи, что такое «это», где это «то», и куда это «туда»!»
Женщина: «Лучше иди смотри телевизор, я сделаю все сама!»
Обычные диалоги… Мы можем их встретить почти на каждой кухне. Сколько они создают трений и напряженности между Женщиной и Мужчиной. Приходилось ли Вам встречаться с такими ситуациями, участвовать в них или самим рассуждать подобным образом, дорогие Читательница и Читатель? Если – да, то Вы сможете извлечь из этих заметок практический смысл. Если нет, то отложите их – Вам не приходилось сталкиваться с женской логикой. Вам не повезло! А вместе с теми, кто хотя бы однажды пытался помочь жене на кухне, продолжим наше небезопасное путешествие по весьма пересеченной местности тонких человеческих отношений. А где тонко – там и рвется. Опасная тема, но долг и Женщина зовут нас понять – и нельзя остановиться, придется идти до конца.
Почему? Почему так различно реагируют Женщина и мужчина? Что кроется за мужскими вопросами, о том, что такое «это» и «то»? Мужчина хочет имен. Он хочет знать, как называются предметы о которых идет речь. Разве это не законное желание? Законное – на простой мужской взгляд, конечно. Вещи надо назвать, чтобы понять, о чем идет речь, установить, какие между ними отношения и определить, что с ними можно сделать. Это «мужская логика». Другое дело «логика женская». Женщины говорят друг другу «это» и понимают друг друга, не сговариваясь заранее и вызывая у мужчины восторг или отчаяние.
Если Женщине не нужны имена, если она может использовать вместо них «это» и «то», значит Она руководствуется какими-то другими способами обозначения. Для Нее предметы не существуют сами по себе, они так вплетены в сеть отношений и действий, что их не обязательно вытаскивать из этих отношений и действий и называть отдельно. Женщина прекрасно понимает, что миска существует вместе с тем, для чего она нужна (приготовить кашу) и что можно с ней сделать (помыть). Раз видна ситуация в целом и ясно, что и как делать, зачем же бесполезно тратить время на названия предметов, которые сами по себе не имеют значения. Они приобретают значение только в связи с тем, что с ними делала или делает Женщина, или что Она относительно них задумала. Я подозреваю, что подобные отношения к мискам, шляпкам и автомобилям, распространяются и на мужчину. Он почти не имеет значения для Женщины сам по себе, но только в связи с ее планами и действиями. Мужчина – предмет, бессмысленно лежащий на улице и ждущий, что его подберут и правильно используют. «Если женщина твердо решила добиться мужчины, при чем тут его желание?» – говорит Бернард Шоу устами своей героини, в которой он видит олицетворение принципа женственности. «Интеллект женщин характеризуется полнейшим самообладанием, присутствием духа, использованием всех выгод» – вторит ему Ницше. Он забыл добавить, что все эти качества обусловлены особенным женским способом восприятия мира, в котором нераздельно сплетены мысли, чувства, интуиции. Отсюда самообладание и точное знание того, что выгодно, а что нет.
«Грубая» мужская логика основывается на предметах. Мужчине необходимо иметь перед глазами твердые точки отсчета, на которых он строит свою фразу и свою жизнь. Ему необходимо иметь слова, которые создают связь с миром. Почему? Потому что мужчина – абстрактное существо. Он воспринимает мир в каждый данный момент с какой-либо одной стороны. Как-то в разговоре с одной симпатичной молодой немецкой семьей, состоящей из философа и врача, я услышал такую фразу из уст более прекрасной половины этой семьи: «Олаф может думать только о чем-нибудь одном». Я знаю это и из собственного опыта. Мужчина рассказывает Женщине о своей работе. При этом он думает о предмете, о котором рассказывает. Женщина? Женщина обрабатывает колоссальное количество информации. Она внимательно слушает рассказ, думает о том, что он опять ушел в нечищеных ботинках, анализирует планы на завтра, внимательно рассматривает болтающуюся пуговицу и вспоминает, есть ли у нее подходящие нитки, задумывается о грустной судьбе подруги, о которой ей напомнила голубая чашка, подаренная подругой на ее восемнадцатилетие, и, главное, замечает, что такое рвение к работе может отвлечь его от привязанности к Женщине, и начинает принимать меры. В рассказе мужчины ей все становится ясно задолго до того, как он закончит свое повествование. Последовательный мужской способ изложения событий представляется ей нудноватым, а иногда и туповатым. Как же можно так долго слушать об одном и том же, когда так много сразу всего вокруг, так много можно и нужно сделать, сказать, подумать. «Мне уже (давно) все ясно!» – говорит женщина, конечно, если ей выгодно выразить свое мнение.
То же самое студенты. Когда ты читаешь лекцию, как по разному реагируют на нее студенты и студентки. Студент обычно занят одним делом. Он либо внимательно слушает лекцию, либо, например, слушает свой плейер. Если он слушает лекцию, то его обычно интересует то, что говорит лектор и, может быть, как он говорит, или, по крайней мере, оценка на экзамене. Если слушает плейер, он «с ушами» в той музыке, которая ревет в его ушах. Не то студентка. Она воспринимает профессора в целом вместе с его лекцией, манерой произнесения слов, цветом галстука, порядком в аудитории, планами на завтра и различными идеями по поводу самого профессора.
Представьте на минуту, как женщина управляет машиной. Кроме правил уличного движения и обычных отношений господства и подчинения на улице, она вникает во все взаимоотношения между пешеходами и водителями на улице и устанавливает собственные законы очередности пересечения перекрестка в зависимости от того, что она думает о водителях окружающих машин, их мыслях и чувствах, одежде, состоянии машины, цвете волос, своих планах на вечер, сегодняшнем поведении начальника и т. п. Все связано со всем – вот принцип женской логики. Женщина не допускает раз и навсегда установленных значений и правил. Ее жизнь, задачи, поставленные перед ней эволюцией или Богом, в них просто не умещаются. Кант считал, то «в организацию женщины предусмотрительностью природы вложено больше искусства, чем в организацию мужчины».
А какое глубокое значение имеет женское «там»! Там означает, что у предмета имеется место, к которому он по природе принадлежит, его «естественное место». Последнее словосочетание сразу напоминает нам об Аристотеле, в космосе которого каждый предмет стремится к своему естественному месту. Дом для женщины – космос. Пространство в нем структурно упорядочено и неоднородно. У каждого предмета в нем есть свое место, определенное ему безошибочным женским чутьем. И это так обычно для Нее, что каждый предмет сам стремится к своему естественному месту. Поэтому можно сказать «туда», и быть совершенно точной, высказать совершенно определенную идею. Чтобы понять это, нужно жить в прекрасно упорядоченном целом женского космоса. Однако мужчина живет в другом мире. Пространство в нем однородно и структурно неупорядочено, в нем нет естественных мест, поэтому мужчине надо понять, где это место – на столе, газовой плите или в буфете. Если бы мужчине дать волю, то он стал бы требовать координат. Представьте себе, дорогие представительницы более прекрасного пола, такую фразу: «Возьми цилиндрическую миску диаметром тридцать сантиметров, поставь ее на чугунную сковородку с плоской деревянной ручкой и положи их на нижнюю полку буфета в квадрат 5, 7.». Никакого женского терпения не хватит, чтобы дослушать эту фразу. Женщина не выдержит такого безобразного отношения к прекрасному целому дома, превращению его в равнодушное и неупорядоченное пространство. Если женское ощущение пространства похоже на античный космос, то мужское пренебрежение его структурностью и упорядоченностью похоже на абстрактный мир ньютоновской физики. Но какой холодный, скучный и геометричный это мир, по сравнению с теплым, разнообразным и округлым женским миром! «Я с детства не любил овал, я с детства угол рисовал» – сказал поэт и с головой выдал свое специфически мужское отношение к миру.

Случай 2.
Первая Женщина: «Слушай, я сегодня встретила Ивана. Помнишь его? Ну какой же он!»
Вторая Женщина: «Все они такие!»
Мужчина, сопровождающий вторую Женщину: «Кто это они и какие такие?!»
Вторая женщина: «Не волнуйся, это не о тебе!»
Здесь все примечательно. Во-первых, они. Они – это особи противоположного пола. Женщине не надо их называть, и так ясно, кто они. Если мы спросим, кто это они, то не добьемся ничего, кроме подозрения в том, что мы притворяемся и хотим каким-то хитрым маневром сбить ее с толку. Во-вторых, такие. Здесь и сама женщина, и ее окружение, и даже малосообразительное мужское население догадывается, что это означает. Такие означает неправильно, неблагоприятно расположенные по отношению к женщине, совершающие по отношению ней неблаговидные поступки и даже имеющие дурные намерения. Единственное определенное само по себе слово в этой фразе – все. Это слово, которое высказано явно, смысл которого ясен без всяких ссылок на неявное знание ситуации в целом. Это слово сразу же вводит в утонченную женскую логику грубую мужскую индукцию. Как можно получить суждение все они такие? С мужской точки зрения, выраженной в учебниках формальной логики, только путем индукции, т. е. умозаключения от отдельных частных случаев к общему знанию. Путь чрезвычайно скучный.

Встречает женщина Первого, он оказывается Такой.
Встречает Второго, он также оказывается Такой.
Встречает Третьего, и он Такой.
. . .
Значит, все они такие.

Так, описал бы мужчина с точки зрения своей нудной логики этот замечательный женский, и, в сущности, правильный вывод. Однако так ли приобретает это знание женщина? Надо ли ей проверить 13 или 327 случаев для того, чтобы убедиться, что все они такие или ей достаточно даже одного, а часто и ни одного. Отраженная в «мужских» понятиях формальной логики, женская логика превращается либо во что-то скучное, либо во что-то ложное. А секрет здесь весьма прост. Это действительно живое плодотворное мышление. Все они такие – это не заключение индукции, это моментальный вывод из целостного образа ситуации. Женская логика основана на скрытом, невыявленном знании. Именно поэтому она так многозначна и многозначительна, так не ясна для мужчин, которые привыкли к явному знанию предметов и отношений, к называнию их. Женщина питается источниками знания, превосходящими всякое мужское воображение. Ее образ ситуации составлен не из предметов и их отношений, а представляет собой моментальное постижение всех связей в данной ситуации, из которых женщина делает единственно необходимый для нее в данной ситуации вывод. Для мужчины это представляется полной мистикой.
Многие мужчины задумывались об особенностях женской логики и ее отношения к мужской. Вот мнение Андрэ Моруа – французского писателя, пользующегося авторитетом у женщин: «Ничего нет глупее мужчины, который со своих философских высот презирает особенности женского мышления. Оно отличается от его мышления, будучи более простым и конкретным. Мужчина никогда ни в чем не сможет убедить свою даму посредством аргумента, но вместо этого он должен стараться быть нежным и терпеливым.» Замечательное заключение делает Андрэ Моруа из совершенно ложной посылки. Я бы никогда не назвал женское мышление «более простым». «Более конкретным» – да, но конкретным не в смысле привязанности к конкретным предметам, а в том смысле в котором это слово употребляется в диалектической философии. «Конкретным» в смысле объединения самых различных признаков рассматриваемой ситуации в единое целое, и одновременного охвата всего этого целого непостижимым женским мышлением. В женской логике есть мистика, которая связывает женщину с действительностью, с реальным миром, который почти закрыт для абстрактной мужской логики. Подобную целостную логику искали многие мистики и многие представители русской философии. Может быть, поэтому в начале века было модно говорить о «женственном» характере русской культуры.

Случай 3. Ситуация на улице. Участвуют Женщина и Ее Ребенок. Диалог:
Женщина: «Анечка, оденься, тебе холодно.»
Ребенок: «Да мне не холодно!»
Женщина: «Нет, тебе холодно! Немедленно надень куртку и шапку!»

Фраза Ребенка – это простое суждение восприятия, говорящее о том, что испытывает данный Ребенок в данном месте и в данное время. Это суждение восприятия в тот момент, в который ребенок его произносит, с мужской точки зрения безусловно истинно. Однако Женщина его прямо и категорически отвергает. Что дает право Женщине отрицать столь очевидную истину? Для Нее не существует только этого состояния Ребенка, о котором идет речь. Ребенок существует вместе с ангиной, которую он перенес 3 года назад, горчичниками, которые придется ставить завтра вечером. Женщина не подозревает сколько информации она обрабатывает моментально. Она не знает, какую способность мгновенного анализа ситуации вложила в нее природа, заботящаяся о продолжении человеческого рода. Жизнь, ситуация, человек даны Женщине сразу в их прошлом, настоящем и будущем. Чего хочет Женщина, того хочет Бог!
Женская логика, во-первых, превосходна сама по себе, а, во-вторых, она превосходит «мужскую логику». Мужчинам остается только лучше ее понять и с ней смириться. «Покорного судьба ведет, непокорного тащит» – говорили древние философы. «Покорного Женщина ведет, непокорного тащит» – скажем мы, ибо Женщина – это судьба.
P.S. В прошлом году в США со мной случилась история, имеющая отношение к нашей теме. Мы только что ступили на американскую землю и, пока ехали из аэропорта в город, нелегкая дернула меня за язык, и я высказал нечто по поводу женской логики одной замечательной женщине – доктору филологии, профессору университета в Норфолке. Замечание было хотя и юмористическое, но вполне уважительное. Однако моя американская коллега сразу же меня остановила – «Стоп, Вы в Америке!» Как я потом узнал, за любое упоминание об отличиях женщин в политической, социальной или даже логической области в Америке вас можно немедленно привлечь к суду.
Слава Богу, мы не в Америке!

Leave a Reply